Итальянец, тетя, Золушка, пухленькая гувернантка Жириновского, депутат из Новопокровки, или кое - что о славном сахарном городе – Кувандыке


                                                                     (повесть) 




                                           

 Аннотация:
Легкая, солнечная, комическая повесть о любви, о итальянце попавшего в российскую глубинку, о тете сталинистке и правдоискательце ведущей беспощадную борьбу с капиталистами, о племяннице, черноокой красавице - Золушке безумно любящей свою школу и своих учеников, о гувернантке алкашке обещавшей превратить итальянца в русского Ивана, о смелом депутате, который ради своей любви готов на все, о славной сахарной столице России - провинциальном городке Кувандыка...


 

           Ведущая дорога к Саре была абсолютно пуста. Молодая и стройная писаная красавица, завуч - средней школы села Новопокровки - Светлана Владимировна Алексеева со своей одноклассницей - женщиной крупного размера - Ириной 

Кругловой, дрожа на январском морозе, на обочине ждали попутную машину, чтобы успеть на электричку - Орск - Кувандык. 
   На Рождество вся Россия отдыхала, вследствии масштабного праздника невидно было ни одной живой души на дороге. Светлана Владимировна в сердце бранила свою тетю - Ирину Янчурину, - нашла время, чтобы удовлетворить прихоти своего жениха... Тетя для нее была больше чем мама, и она безрассудно любила ее, и ни в чем не могла отказать ей. Ирина была жизнерадостной женщиной, после распада двух браков она не утратила вкус к жизни. Дочерей давно выдала замуж и припеваючи жила одна.



 

 

С началом строительства сахарного завода в Кувандыке, ее жизнь круто изменилась. 
   Когда после развала СССР к руководству России пришли уральцы - Ельцин, Черномырдин, Бурбулис, выходец из Южного Урала - Виктор Черномырдин обещал, построить на территории России несколько сахарных заводов, в том числе один в Кувандыке. Рядом с Белым домом Кувандыка появилась шикарная контора сахарного завода, где день и ночь кипела работа. Наряду с местными там вращались итальянские специалисты. 
   Однажды, Ирина Янчурина гостила у своих старых друзей - Долгушкиных живущих в селе Куруил. Вечером она собиралась, вернуться, зянчуринским автобусом домой. На остановке стоял, легко одетый брюнет, а октябрьский холод предупреждал о приближении зимы. - Наверно кто - нибудь из таджиков работающих на колхозной маслобойке, - подумала она. Незнакомец на ломаном русском языке спросил о времени прибытия автобуса. 
  - 18 - 40 
   Взглянув на свои часы, сказал, что уже 18 - 50, а автобуса еще не видно. Постепенно между ними завязалась беседа. Оказывается незнакомец - итальянец, работает маркшейдером. В окрестности Куруила выбирают место будущего сахарного завода. То, что итальянец работает на стройке обещанной кувандыкчанам, - Виктором Степановичем Черномырдиным, Ирину сильно заинтересовало. Прибывший автобус был почти пуст, кроме юлгутлинского алкаша лежавшего на заднем сиденье и двух зиянчуринских старушек, никого не было. В Красносакмарске сел мужик с рюкзаком, он поздоровался с Ириной, она в начале не узнал его. Дубиновский пастух, когда - то ей объяснился в любви, даже любовные письма ей писал, называл ее самой красивой женщиной Кувандыка. Когда Ирина по делам цеха посетила Дубиновский ЖБИ на обратной дороге она долго ждала электричку, кроме нее на перроне стоял мужчина с рюкзаком. Незаметно между ними завязалась беседа. Оказывается, он нанимался каждый год где - нибудь пастухом, а в этом году пас скот в Ибрагимове. От родных в Дубиновке осталась только сестра, родители давно покинули мир. А семьи у него не было. На вопрос Ирины, почему он не обзавелся семьей, ответил, - что свою любимую женщину еще не встретил. Когда они сели в электричку, вдруг он спросил, если она не возражает, для нее прочтет стихи Марины Цветаевой. Ирина не знала что ответить романтику, молча согласилась. Открыл свой рюкзак, а там было полно книг. Обычно в рюкзаке пастухи носили еду и выпивку, а у этого книги лежат, подумала она. До Кувандыка он читал ей стихи, Ирине было приятно, что все это посвящено ей. Когда выходили, он интересовался, где она работает, как ее зовут, и представил себя - Михаил. Потом она об этом романтике забыла. Однажды, девчата из бухгалтерии ей передали письмо. Письмо было от Михаила, о признании в любви. Письма часто стали приходить, девчата смеялись, шутили и передавали их Ирине. Эти письма были полны любви к ней. Он называл ее в письмах - "Моя фея", "Мой ангел", "Мое небесное создание", "Посланец небес из Туманность Андромеды"... Иногда, часами у проходной ждал свою любовь. Все с улыбкой смотрели на романтика с рюкзаком. Ирина несколько раз ему разъяснила, что она уважает его чувства, каждая женщина мечтает, чтобы ее так любили, и такие любовные письма ей писали. Но они не могут быть вместе. У нее семья. А он приходил снова. Даже ее шеф Михаил Артемович предупреждал, проводи своего Ромео, а то твой Отелло - ревнивец увидит, и конфликта не миновать. Она плача умоляла его, чтобы он больше не приходил в стройцех. А то муж ревнивец не даст ей житья. Если он действительно любит, пусть оставит ее в покое. После этой душераздирающей беседы Ромео больше не появлялся... 
   Начавшую беседу с итальянцем продолжили в автобусе, Ирину интересовало всё - кто построит завод, стоимость завода, сколько рабочих будут заняты на производстве, кто является поставщиком стройматериалов, побочных продуктов завода... Как бывший мастер по строительству после выхода на пенсию она не потеряла интерес к прежней профессии. Водитель, старый знакомый Ирины - Коля Иванов высадил ее на перекрестке. Вслед за ней вышел итальянец. 
  - А, вы - куда? - удивленно, спросила она. 
  Итальянец, показал на гостиницу "Сакмара", пояснил, что их бригаду временно поместили здесь. Ирина сказала, что живет в этом микрорайоне. Итальянец неожиданно спросил номер ее телефона. Она была удивлена и не знала, как быть и что ответить.
  - Зачем, вам мой телефон? Мы абсолютно не знакомые люди, даже не знаем имена друг - друга. 
  Итальянец, используя все свои возможности знание русского языка объяснил, что они давно знают друг - друга, ведь они почти час вместе. Его имя - Сержо Фальконе. А номер его комнаты № 27,а номер телефона 2-52-82 
  Ирина Янчурина, скрипя душой, назвала свой номер. 
   Дома стала корить себя, почему абсолютно незнакомому человеку отдала номер своего телефона. С другой стороны успокоила себя, что ведь она представительница великой России, и должна показать свой класс иностранцам. А то подумают, что здесь одни дикари живут... 
   На другой день вечером зазвенел телефон. С того конца провода доносился сильный акцент Сержо. Он приглашал Ирину в ресторан "Сакмары" который находился, на первом этаже одноименной гостиницы. Ирина не знала, что ответить иностранцу. Все четыре ресторана Кувандыка - железнодорожный, "Урал", ресторан возле автовокзала, и "Сакмара" были обычными забегаловками. Громкое называние ресторанов не спасало местных забегаловок об истинных их назначениях. Несколько раз на свадьбах, юбилеях и поминках она посещала эти славные заведения местного значения. От них исходил запах табака, пива, и дешевого вина. 
   Она не раздумывая, пригласила итальянца к себе. Пусть знает, какой наш народ гостеприимный, у нее в холодильнике лежал готовый фарш. Она мигом замесила тесто, приготовила вкусные пельмени, намазала их новопокровской сметаной. Итальянец давно так вкусно не ужинал. Холодные, вчерашние, невкусные, блюда местных ресторанов надоели ему. Долго беседовали на разные темы, и тихо чаевничали. 
   Две души постепенно и незаметно стали родниться. Теперь Ирина каждый день после работы ждала своего итальянца. Долгие зимние вечера она страдала от одиночества, даже самый близкий друг - телевизор не смог утешить ее одиночество, ей не хватало живого человеческого общения. К подругам неохота было идти, у них было полно своих проблем, хотя по телефону часто общались, но это не могло заменить живое общение. Итальянец украшал ее унылые зимние вечера. До наступления весны никто не знал, что она дружит с иностранцем. Когда Сержо проходил мимо жильцов, его принимали за родню соседа Ирины - старого кувандыкского сапожника, армянина - Гранта, живущего с ней на одной площадке. А летом уже весь дом знал, что Ирина живет с каким - то итальянцем. Летними вечерами женщины, сидя на лавке, судачили о новом друге соседки. В начале она как - то скованно себя чувствовала, как - будто она в чем - то провинилась. Пусть, судачат на здоровье, - успокоила себя, но с другой стороны, ей как женщине было лестно, что только у нее в Кувандыке есть итальянский друг. У ее знакомых были мужья - евреи, поляки, немцы, армяне, грузины, азербайджанцы, таджики,... но ни у кого не было итальянского друга. Ее бывший начальник Михаил Артёмович - живущий в доме напротив, как - то ей сказал: 
  - Иринушка, не слушай чужих разговоров, эта твоя личная жизнь, ты сама должна определить, с кем тебе жить, и как жить. С двумя оболтусами жила, кроме мата и издевательства ничего не видела. Раз он тебе нравится, живи ради Бога. Национальность человека не имеет значение, самая главная, что у него на душе. Раз с любовью пришел к тебе прими его... 
   Высказывание Михаила Артёмовича, воодушевил ее. Еще девочкой она устроилась к Артёмовичу на работу, училась в техникуме, и снова вернулась к нему в столярный цех. Как отца она чтила его. Соседка по даче элегантная женщина без возраста Мария Кузьминична тоже активно поддерживала инициативу Ирины. Говорила, что Бог нас женщин создал для любви, раз любовь пришла к тебе, береги ее. Любовь - это эликсир жизни. Если женщина в своей жизни не познала любовь, то она не женщина... 
   Вообще дачное сообщество в лице Петра Андреевича, дяди Пети, бабы Дуси и Шуры, молодая продавщица Наташа, ее дети Максим, и Маша очень тепло приняли весть о том что, их соседка по даче - экстравагантная Ирина вышла за иностранца. 
   Теперь Ирина открыто прогуливалась со своим иностранцем по Кувандыку. По субботам на базаре ее знакомые с Новосимбирки, Сарбая, Новопакровки, Сары, Оноприеновки, Зиянчурино, Дубиновки, Куруила с открытым ртом смотрели на Ирину, восхищались ей, - неужели эта простая, бывшая деревенская женщина, дружит с такой важной птицей прилетевшей к нам с далеких краев. Воодушевленно, она своим знакомым и родным, рассказывала, что скоро в Кувандыке появиться самый дешевый сахар в России. Поблизости холма Славы на соседней сопке поднимется огромная сахарная гора, а на макушке, которой будут, стоять фигуры отцов - кувандыкского сахара, знаменитых наших уральцев - Ельцина, Бурбулиса, Черномырдина, и нашего прославленного губернатора Елагина, отлитых из специального сахара, которому ни дождь, ни снег, ни буран - не страшны. Центральную улицу Кувандыка переименуют в Сахарную, а возле Белого Дома Кувандыка построят сахарную аллею, и здесь организуют единственный музей сахара в России. Международный институт сахара перебазируются и обосновывается в Кувандыке. В гербе Кувандыка появится символ сахар и сахарная свекла. В Кувандыке появится консульство зарубежных стран заинтересованных в закупке кувандыкского сахара. Кувандык связывает трансконтинентальное шоссе проходящее через территории Центральной Азии, Афганистана, Пакистана, Индии, в Южную Восточную Азию... Ташкент был у нас городом хлебным, Иванова городом невест, Одесса городом юмора, а наш славный Кувандык станет сахарным городом, то есть столицей сахара России. Беднякам и пенсионерам будут выдавать по мешку сахара бесплатно. Когда завод в полной промышленной мощности будет функционировать, то каждый кувандычанин ежегодно по тонне бесплатного сахара получит. Родным, обещала, что ее Сережа (Сержо) непременно для них достанет по мешку черномырдинского сахара. Однажды, возле конторы сахарного завода встретила, своего старого знакомого, который в команде губернатора Елагина занимал, очень важный пост: 
  - Я повсюду рекламирую кувандыкский сахар, а народ не верит, что вы построите завод, говорят, года полтора сделают видимость, что работают, потом под каким - нибудь предлогом закроют стройку, прикарманят деньги, и на этом прощай Кувандыкский сахарный завод... 
  Высокопоставленный чиновник из команды Елагина, показывая, на улицу где находилась знаменитая контора сахарного завода, произнес: 
  - Через пять - шесть лет не возможно будет узнать улицу 50 лет Октября. Наподобие лондонского Бейкерстрита, она превратиться в Кувандыкский Сахарстрита. Компании, холдинги, фирмы связанные с продажей сахара здесь откроют свои шикарные офисы. Кувандык превратится в центр продажи сахара на стыке двух континентов Европы и Азии, тем более сам наш Кувандык находится на территории двух континентов. На стыке двух континентов появится - сахарный рай - планеты. В направлении Ибрагимова появится Северные ворота города, а возле Ишмуратова - Восточные в конце улицы Грибенникова - Южные, а вблизи Баштлявгулова появится Западные ворота города. А вблизи деревни Красносакмарска появится международный аэропорт имени Черномырдина, связывающий сахарную столицу с большим миром. Сладкие отходы сахарного завода, превратят нашу Сакмару в самую сладкую реку нашей планеты. А самые ценные породы осетровые рыбы с Каспийского моря по Уралу поднимутся на бескрайние просторы нашей Сакмары. Все рыболовы со всех уголков России и СНГ примчатся к нам, и будут по лицензии ловить рыбу, оставляя в нашей казне огромную сумму денег в долларах, в фунт - стерлингах, в марках... 
   Прощаясь с высокопоставленным чиновником, Ирина Янчурина подумала, толкует, как Остап Бендер о судьбе Васюки - неужели все это возможно. Это же настоящий коммунизм! Жаль, что я рановато появилась на свете... 
   Летом она гостила у дяди - Феди Селиверстова. Дядя, хозяйка - Нина Васильевна, дочери - Надя, Вера, Люба - Ирину безумно любили и очень тепло встречали ее. Особенно элегантная и эффектная Надя безумно любила свою знаменитую тетю. За накрытым столом в ее честь, когда пропустили несколько рюмок самогона хозяина, Ирина торжественно обещала, когда запустят сахарный завод, дяде отправит полную машину кувандыкского сахара. Пусть из нашего сахара он гонит самогон... Дядя как-то странно посмотрел на племянницу: 
  - Подсмеиваешься над стариком... 
  - Серьезно говорю, или ты думаешь, от твоего самогона я уже тронулась? 
  - Кто даст тебе, на халяву столько сахара, или за твой сахар надо платить? 
  - Мой Сережа там работает, для своих родных, сколько хочешь, винесит. 
  - Мне кажется, все это обман, никакого завода не построят, и твой Сережа никому на халяву сахар не достанет ... 
  - Почему это обман? Уже по нулевому циклу работы идут... 
  - Если действительно это внеочередной обман наших боссов, то Черномырдин обязательно построил бы сахарный завод вблизи своей родной станции - Черный Отрог. Теперь каждый думает о себе. Но я сердцем чувствую, что это обман, посмотрим, время покажет, может быть, я не прав... 
   Родня, знакомые уже предвкушали радость от обещанной Ириной на халяву получить кувандыкский сахар. Живущем в доме алкашам обещала, что, как только ее Сережа построит свой сахарный завод, для них будет выделена персональная труба. Чтобы она для наших кувандыкских больных, сутками выкачивала черномырдинский спирт. Наконец, они избавятся от вечной жажды. Алкаши любили и чтили ее, она всегда наливала, давала взаймы денег, она смотрела на них, как на маленьких детей не нашедших свою дорогу в джунглях жизни. Женщинам часто говорила, что мужиков надо беречь, они давно занесены в красную книгу России. Ведь они наши маленькие дети, в детстве не получили материнскую любовь и ласку, теперь, то что не дополучили в младенчестве, хотят, компенсировать за счет горячительных напитков. Не надо наших мальчиков осуждать, в этом мы сами женщины - повинны... Для отца и сына Пивкиных, Лазарева, Рашида, Федя Баширова и других любителей горячительных напитков живущих в доме - Ирина была как Мать Тереза. 
   Геннадию Андреевичу Зюганову написала подробное письмо, что наши коммунисты в Госдуме должны выйти с инициативой, о создании в России сеть спиртопроводов. Раз у нас существуют газопроводы, нефтепроводы, водопроводы, почему не должен существовать спиртопровод, тем более жаждущего народа у нас полным полно. Хочешь, или не хочешь, люди будут пить. Даже антиалкогольная компания Горбачева не спасла страну, наоборот стократно ухудшила положение в алкогольном фронте. Если сеть спиртопроводов окутает державу, народ будет пить качественную водку, а не разную гадость, которую сейчас на каждом углу продают. В каждом доме проведут спиртопровод, и ставят их под жесткий контроль женщин, чтобы надежная автоматика слушала только наших хозяек. Сколько выпил и столько плати. Собранные деньги от сети спиртопроводов, надо тратить на нужды, психбольниц, детдомов, тюрем, дома престарелых. Государство должно отказаться от пшеницы в качестве сырья для получения спирта, пшеницу надо продавать за рубеж, она является, стратегическим сырьем. По ее мнению лучшим сырьем для получения дешевого спирта, в наших широтах является тыква. Для выращивания тыквы больших затрат, и особого ухода не требуется. В Кувандыке весной бросают семечки тыквы, куда попало, даже в самую неподходящую почву, а осенью вырастают огромные тыквы, даже два - три здоровых мужика не могут их погрузить в машину... 
   Если другие женщины сплетничали об артистах и политиках, о соседях, о своих зятьях и невестах, то Ирину это доисторическое народное ремесло не привлекало. Если у нее вдруг появилась хорошая идея, она незамедлительно ее отправляла в нескольких экземплярах в нужные инстанции, чтобы эту идею внедряли в жизнь, учли, а в случае чего без дел не сидели, и зря не получали зарплату из кошелька народа, заботились, - о стране, о народе. Однажды, прогуливаясь по мясным рядам местного рынка, вдруг до нее дошло, почему с каждым годом в Кувандыке мясо дорожает. Наш кувандыкский рынок всегда за счет казахского мяса был дешевле всех в области. Сейчас казахи не возят свое мясо в Кувандык, появилась государственная граница. Теперь, чтобы попасть казахам в наш рынок, надо сделать большой круг по территории Орска, или Акбулака, чтобы их товар вошел в рынок Кувандыка. Раньше они в течении часа добрались бы до Кувандыка, а сейчас целый день тратишь только на дорогу в одно направление, чтобы попасть в Кувандык... Сверх всего еще проблемы с пограничниками, таможней, ветеринарным контролем, и другими надзирательными органами... Она написала большое письмо направила в различные инстанции в том числе аппарата президента. - Почему наши монополисты - контролирующие мясные рынки России, наших соседей искусственно ограждая от нас, поставляют нам из Австралии, Новой Зеландии, Польши и других стран мясо сомнительного качества, когда у нас под боком лежит качественное мясо. Государство должно заботиться о благе своих граждан, и в том числе наших бывших соотечественников. Почему чиновники, которые заключают такие договора, прежде всего, думают о доходах австралийских или польских фермерах, если они не могут жить без мяса кенгуру, почему должен страдать простой народ. Казахи всегда были нашими братьями, во времена Великой Отечественной Войны на ряду с другими народами Советского Союза защищали нашу великую родину от фашистских захватчиков. Сейчас ограждая нас колючей проволокой, нам разъясняют, что мол теперь мы чужие друг другу. Если не пропускают товар, пусть, хотя бы люди навещали своих родных проживающих по обе стороны границы. Если у жителя Кувандыка заболел или умер родственник, или свадьба он должен через Орск или Акбулак попасть в соседнюю казахскую деревню, когда рукой можно подать, где проживает его родня... Она поднимала вопрос, почему наша элита оставляет огромные деньги на Альпийских курортах, когда у нас в Кувандыке, на горе Торнатау есть отличная горнолыжная база. Если они отдыхали бы в Кувандыке, то эти деньги достались бы кувандыкским таксистам, продавцам, домохозяйкам сдающих свое жилье в наем, лыжной базе, администрации Кувандыка... Она несколько раз писала областным инстанциям, почему город Медногорск на территории Кувандыка живет автономно, город образованный на Кувандыкской земле не подчиняется Кувандыку. Медногорск как барин высокомерно смотрит на своего старшего брата Кувандык. Налоги платит Оренбургу, а отходы медно- серного комбината оставляет своему старшему брату Кувандыку. Когда нужно было, для величия младшего брата - Медногорска в 1960 году Кувандык включили в состав Медногорского района и центр района тоже перевели в Медногорск. Слава Богу, два год спустя чиновники поняли свою ошибку, и старшего брата вывели из подчинения младшего брата. Пусть Медногорск, часть своих налогов платит Кувандыку, раз существует на территории Кувандыка... А Кувандыкским чиновникам писала, чтобы они должны с уважением отнестись к селам - Зиянчурино и Новопокровки. Именно они ради величия своего старшего брата Кувандыка, отказались от своего суверенитета, превратились из райцентров в обычные села... 
   Даже президенту братского Казахстана - Нурсултану Назарбаеву писала, чтобы он как отец - СНГ, Иосифу Давыдовичу Кобзону присвоил почетное звание " Народного артиста СНГ" У Иосифа Давыдовича всех звании и регалии пруд пруди, вот только в его копилке не хватает почетного звания " Народного артиста СНГ" и от этого он страдает. Иосиф Давыдовича - наш живой экспонат, пел при Хрущеве, Брежневе, Черненко, Андропове, Горбачеве, сейчас поет во время царствования царя Бориса, кто придет, после Ельцина и при нем, Иосиф Давыдович будет петь. Сверстники Иосифа Давыдовича давно покинули сцену, или грешный мир. А он всей силой, старается, чтобы главы государств СНГ, заметили его труды, и побыстрей присвоили долгожданное звание... 
  В одном из писем она подняла вопрос, чтобы столицу России перевели в Оренбург, эту идею обосновала тем, что Москва купается в долларах полученных от продажи нефти и газа, и других сомнительных источников, эту важную даму, считающую себя европейской аристократкой, проблемы вымирающих регионов, абсолютно не волнует, она питает ненависть к приезжим. Она не может быть, матерью для россиян, а Санкт - Петербург на том основании, не может быть, столицей России, что именно в этом городе начался бунт против Бога, против царя, а Екатеринбург по той причине не может быть столицей России, что именно в этом городе убили царя. Новосибирск, подходящий город для столицы, но он находится в азиатской части страны, столица должна находиться на стыке Европы и Азии, хотя 60% территории России находится в Азии. Как раз идеальным городом, который может быть, новой столицей России - является - Оренбург. В этом городе чувствуется слияние двух цивилизации - европейской и азиатской... В письмах поднимала проблему телевидения, - все что было славное от советского телевидения при помощи агентов влиянии Запада, и при помощи самого государства превращено в несколько мощных канализационных труб, который направлены в наши дома, они круглые сутки выливают огромные потоки нечистот в наших жилищах, травмируя население, особенно детей. Государство при помощи этих каналов увеличивает количество духовных инвалидов, а те в свою очередь увеличивают количество - насилии, агрессии, разврата в обществе... Она поднимала проблему духовных инвалидов. Почему государство, замечает только физических инвалидов, а духовные инвалиды остались в стороне. Духовные инвалиды, являются очень опасной частью инвалидов. Они, распространяя ненависть, агрессию, ксенофобию, религиозной и этнической вражды толкают общество в пропасть. Она привела пример маленького Таджикистана. Когда духовного инвалида, бывшего прокурора посадили на должность спикера парламента. Он, натравив два региона, разжег пламя гражданской войны. В результате 500 тысяч человек погибло, 70 тысяч пропало без вести, 150 тысяч домов уничтожено, 1миллион 200 тысяч стали беженцами, а государству нанесен ущерб в размере 40 миллиард долларов. Если власти Германии во время оградили бы духовного инвалида Адольфа Гитлера, то человечество столько не страдало бы и 50 миллионов человек не погибло. Поэтому государство должно духовных инвалидов ограждать от ответственных государственных должностей. Пусть они получая пособие, как физические инвалиды дома сидят... Письма читали, отвечали, иногда звонили, благодарили и учитывали при составлении дальнейших планов... Она безумно любила свой родной Кувандык, когда кто - нибудь жаловался, что Кувандык - эта обычная российская деревня, косившая под городом, и здесь не чего ловить... Она резко возражала, - благодари Бога, что тебе дал шанс появиться на свете у нас, на Кувандыкской земле, в Долине счастья Южного Урала, в Оренбургской Швейцарии, единственный горный район Оренбуржья, территория, которой в два раза больше, чем республика Ингушетия. А если бы ты родился в ядерном полигоне типа - Тоцкого района, что тогда сказал бы? Она очень хорошо разбиралась, в истории Кувандыка. Однажды, сидя с соседками на лавочке говорили обо всем, и вдруг разговор зашел о Сталине. Она сказала, что до 1961года их знаменитый проспект носил имя генералиссимуса Сталина, и вы должны гордиться, что живете на единственном проспекте Кувандыка. Большинство были удивлены этим сообщением, но старая учительница, любительница споров резко возразила, что это неправда. Долго спорили, учительница не могла признаться, что бывшая строймастер, лучше ее разбирается в истории родного города. Не одна из сторон не признавала ошибочность своей версии. После долгих споров решили, что завтра вся компания поедет к знаменитому кувандыкскому краеведу - Сергею Михайловичу Стрельникову, который работал в газете "Новый путь" Известный краевед подтвердил,что Ирина права... Это победа резко подняла ее рейтинг среди соседей. Вообще сталинская тематика была ее любимой темой. Ирина себя считала внучкой Иосифа Виссарионовича, потому, что в годы его правления она появилась на свете. Она часто со старыми коммунистами спорила, что, во время войны, не страшась смерти с лозунгом "За Родину, за Сталина!" шли в атаку. Когда главнокомандующего генералиссимуса - Сталина, свинопас Хрущев, объявил врагом народа, вы все молча сидели, думали о спасении своих шкур, предали своего командира. Хребет нашего государство сломал именно Хрущев, а Горбачев и Ельцин довели его дело до конца. С подругой Наиной Кальман, часто спорила, что вы евреи очень несправедливо относитесь к личности Сталина. Иосиф Виссарионович освободил вас от истребления Гитлера, создал для вас Еврейскую автономную область, без поддержки Сталина на карте мира никогда не появился бы Израиль... Если по телевизору выступит еврейский артист, литератор, политолог, даже сапожник обязательно в сторону Сталина бросит камень, мол он палач, диктатор, слуга Дьявола. А Лев Троцкий уничтожил 3 миллиона казаков, про него никто ничего не говорит, потому что он для вас свой ... Во времена культурной революции Мао в Китае 100 миллионов было репрессировано, а 30 миллионов человек погибло, никто в Китае Мао Дьяволом не называет, то, что он натворил, сам перед Богом ответит. Дети не имеют, права судить отцов! 
   Когда ваш Израиль создавался, почти шесть миллионов палестинцев стали беженцами, почти пол века страна воюет со своими соседями, но никто руководителей Израиля, - Дьяволом не называют... Кого отец в детстве или юности не порол? Выходит за наказание, которое ты получил в детстве, надо своего отца объявить палачом ... 
   Она спорила с православными священниками, что вместо того, чтобы благодарить Сталина, вы во всех грехах обвиняете его. Именно Сталин отменил бесовский указ, №136662 " О борьбе с попами и религией" который 1 мая 1919 года подписал Ленин. Если не Сталин то команда Троцкого на территории Российской империи не оставил бы ни одного храма и монастыря. Когда Коганович поднял вопрос, очистить Красную площадь от храма Василия Блаженного, Сталин грозно кулаком стукнул, по столу и сказал: " Не тронь"... Она одновременно была ярой сталинисткой и глубоко верующим человеком. 
   Теперь Ирина, сидя с бабами на лавке до хрипоты спорила о преимуществе макарон в сравнении других круп. А недоброжелатели пустили слух, что видели Ирину Янчурину на берегу Кураганки, ловившую лягушек для своего итальянца. Даже Давыдов ей выписал специальную лицензию, чтобы на законных основаниях ловила лягушек, и радовала своего иностранца. Наверно, скоро у нас в Кувандыке лягушек не останется. Другие говорили, что итальянцы не едят лягушек, это французы без лягушек не могут жить. Она раньше не могла терпеть блюд с макаронами, теперь свою жизнь не представляла без итальянского чудо - макарон. От малогоу до великого стала доказывать, что радио было создано итальянским маркизом Гульельмо- Маркони, лауреатом Нобелевской премии по физике . А не российским изобретателем - Поповым. А самый лучший театр мира, не наш Большой театр, а итальянский Ла Скала. А болельщикам футбола заявляла, что лучшими футболистами в мире являются итальянцы, а не бразильцы... Ирина стала, болеть за все, что связано с Италией и итальянцами. 
   Как - то, вечером прогуливая по тротуару, она встретила своего шефа Михаила Артемовича. Беседуя, о том, о сем, вдруг он спросил. 
  - Нашего сахарного завода еще на горизонте не видно, а ты уже всем обещала по мешку сахара. А про своего начальника даже не вспомнила? 
  - Это поправимое дело Михаил Артемович. Вам в первую очередь доставим. 
  - Неужели ты веришь, что у нас в Кувандыке на самом деле построят сахарный завод? 
  - Конечно! Во что бы то ни стало построят завод! Мой Сержо, сейчас, сутками находится в Куруиле. Говорит, что этот проект курирует сам Виктор Степанович, и в течении двух лет сахарный завод выдаст свой первый продукт. 
  - Ирина ты всегда была, как ребенок наивный, и им осталась, хотя третий год находишься на пенсии. Ты в жизни не увидишь кувандыкского сахара! Наши политики очередной раз блефуют! Год полтора делают видимость, что активно работают над проектом. Потом временно проект застопорят, а через пять - шесть лет о нем все забудут. Если стоимость завода 350 миллионов долларов, тратят где - то 5% на видимость, остальное присвоят. 
  - Да что вы говорите?!. Сколько людей работают там день и ночь, тем более иностранные специалисты. Неужели у них руки поднимутся на такое преступление. 
  - Большой политике всегда нужны черные дыры, чтобы отмыть крупные грязные деньги. Самая большая черная дыра на территории России - это Чечня. И наш сахарный завод тоже маленькая черная дыра. Где - то через пол года остановят нулевой цикл, и на этом история строительства кувандыкского сахарного завода завершится ... 
   Ирина на счет дальнейшей судьбы сахарного завода со своим бывшим начальником долго спорила. Затем, успокоила себя, что - Артемович постоянно участвует в акциях местных коммунистов под руководством Колпащикова, и остался под их влиянием, и не может по новому смотреть на новый этап развития России, где уральцы играют главенствующую роль. Михаил Артемович с большим уважением относился к лидеру кувандыкских коммунистов Колпащикову, считал, что именно при нем Кувандык расцвел, и стал жемчужиной Оренбуржья. 
  


Первый раз Света встретила Сержо летом. Тетя любила, чтобы мужчины носили пышные усы, наподобие легендарного комдива Буденного. Сидя за столом на кухне она с особым удовольствием натирала усы Сержо сливочным маслом. Она гордо представила Свету. 
  - Сережа познакомься. - Моя Золушка, моя племянница. - Светлана Владимировна Алексеева, - заведующая учебной части, средней школы села Новопокровки, Кувандыкского района, Оренбургской области, Уральского региона Российской Федерации, Евразийской части Земли, солнечной системы созвездия Плеяда, галактики Млечный Путь, местного скопления галактики Мегагалактики нашей Вселенной являющейся частицей одного из Миров бескрайнего нашего Мироздания... 
  Итальянец был в шоке, встал, и с открытым ртом смотрел на прекрасную племянницу своей подруги. Ему показалось, что эта черноокая красавица, стоящая перед ним является посланником далеких миров. Он не мог свое чувство выразить русскими словами и пальцем указал на небо. 
   - Да, да, на верху все ее знают. Моя Светочка очень большой человек. С большими людьми в шикарных кабинетах сидит за одним столом, и решает проблемы нашего региона... Даже Валерий Николаевич Давыдов на собрании лучших руководителей района целовал ее прекрасные ручки и сказал, что она самая красивая учительница Кувандыкского района. 
   Итальянец не понял, о каком Давыдове говорит тетя, ему показалось о звезде Давида. 
  - Once my aunt has loved you, leaves you one of the lucky mans of our edge. Beregite her(it), she woman of the fine nature, she gentile rose...(- Раз моя тетя полюбила вас, выходит вы один из счастливых мужчин нашего края. Берегите ее, она женщина тонкой натуры, она нежнее розы...) 
   Сержо не оправившись еще от первого шока, получил второй внезапный удар. Здесь, в Кувандыке никто не общался с ним на английском. Поэтому иностранным специалистам, не знавшим русского языка, очень трудно приходилось. А эта черноокая красавица свободно и легко общалась на английский, как - будто это был ее родной язык. 
  - Видишь Сережа, какая у меня умная племянница, не зря ее назначили заведующей учебной части, одной из крупнейших школ области, даже на мордовском может свободно говорить. 
  - О чем ты говоришь тетя, где ты слышала мордовский, это английский же, оксфордский диалект. 
  - Какая разница? Если, не говорят на русском, значит, выходит мордовский. 
  Тетя училась в Новосимбирке, вместе с ней обучались с ближайших сел мордва. Ей казалось, что в мире существует только два языка - русский и мордовский. Для нее все люди говорящие на чужом языке - были представителем мордовского этноса.
   Сержо с разинутым ртом смотрел на русскую красавицу объясняющуюся на безупречном английском, в чем различие между русским и итальянским неореализмом, о фильмах Федерико Феллини, о Джульетта Мазина, о знаменитой киностудии Чини Чита, и о музыке Еннио Морриконе к фильмам, о творчестве Эрнст Рамазоти, о картинах Рафаэля... 
  Тетя резко возражала, пусть они оставят свой мордовский в сторону, переходят на русский. Чтобы представитель рабочего класса понял, о чем говорит между собой интеллигенция. 
   Она попросила, чтобы племянница в этом году для нее больше обычного заготовила сенаторское масло. 
  - О каком сенаторском масле ты говоришь? 
  - О сливочном. 
  - Почему оно вдруг превратилось сенаторское? 
  - Эта мой сосед - Лазарев так окрестил новопокровское сливочное масло. Спросил, где ты достала сенаторское масло, от запаха, которого часто испытываю блаженство. До того, как он стал дружить с самогоном, работал большим начальником, и досконально знает все тонкости кухни местных элиты. Думаю, наше новопокровское сливочное масло это особый сорт масла, от запаха которого дух захватывает. Мне нравится особенно весеннее масло, жаль, что в этом году мало припасла. Сереже тоже нравится, когда я смазываю его усы сенаторским маслом. Раньше он какой - то крем применял, а сейчас использует только новопокровское сенаторское масло, его усы как шелк стали... 
   Светлане Владимировне не нравились все эти чудачества тети, но она мирилась, потому что любила свою экстравагантную тетю. Света подробно была осведомлена о ее личной жизни, хорошо знала, что с мужьями ей не повезло, бедная тетя в этих браках кроме мата и издевательства, пьянки, ничего не видела. Для тети итальянец был вроде принцем спустившемся с неба. 
   Тетя быстро накрыла стол. Подала макароны по итальянски, намазанные каким - то черным странным соусом. Удивленной племяннице подробно объяснила, какой полезный продукт является макарон. Жаль, что она очень поздно поняла эту истину. Но самой любимой едой тети была - новопокровские куры. Ирина не могла представлять свою жизнь без новопокровских кур. Из кувандыкских кур для своего нежного желудка она выбрала - новопакровских кур. Желудок Ирины, кур из Дубиновки, Зянчурина, Куруиля, Новосимбирки, Сары, Бухарчи, Ибрагимова... забраковал, и требовал, чтобы ему поставляли кур именно с Новопокровки. Света специально для тети держала, много кур, и каждую неделю сама или через знакомых передавала их, чтобы изнеженный желудок тети без работы не страдал, и не взбунтовал. Когда у нее не было кур, она покупала у односельчан. Когда шла на работу или возвращалась с работы, внимательно смотрела на кур гулящих возле дворов. Если встречала пухлых кур, они через определенное время уже в желудке тети превращались в биомусор. Однажды Алевтина Марковна, старушка все время сидевшая на лавочке возле своей избушки сказала. 
  - Другие учителя, проходя мимо дома своих учеников интересуются у родителей о жизни их детей, а вы Светлана Владимировна, глядите возле какого двора жирные куры пасутся. 
  - У меня тетя живет в Кувандыке, она не может, без наших новопокровских кур. Когда у меня нет, покупаю у знакомых, мне надо узнать у кого можно купить, у кого пухленькие куры водятся. 
  - В молодости я жила в Средней Азии, там киргизам, таджикам, узбекам подавай лишь баранину. Кореец не может обходиться без собачины, а китаец без разных жучков паучков. А хохол не может жить без сала, а нашим русским подавай свинину. Лишь только евреи постоянно едят кур, странно, вы Банниковы русские же, а твою бабушку покойную Дусю я хорошо знала, случайно твоя тетя не еврейка, или замужем за евреем, или она в синагоге молится, и по ночам перед сном читает "Тору"... 
   У тети был особый ритуал приготовление кур. Она долго и нежно готовила их. Во время приготовления очень ласково говорила с ними, просила извинения у бедных курочек, что их отправляет досрочно на тот свет через свой нежный желудок, который не может, представить свою жизнь без вкусных новопокровских кур. Мысленно благодарила племянницу, что заботится о нежном желудке своей тети. Во время приготовления кур она пела, включала магнитофон, слушала песни своих любимых певиц - Лидию Русланову, Валентину Толкунову, Ольгу Воронец, Надежду Кадыщеву... Когда курица готовая лежала на столе, Ирина отключала телефон, плотно закрывала занавески, в квартире звучала музыка Рахманинова, Чайковского. Под звуки классической музыки она нежно отправляла курицу через свой желудок на тот свет, чтобы она там отдыхала от мирской суеты. Она иногда во время трапезы, лила слезы, что если бы не желудок обжора, может быть, курица была жива и сейчас гуляла бы с цыплятами и петушком, радовалась бы жизнью, строила бы планы на будущее... 
   Однажды сестры - Валя, Зоя, Лида во главе любимого зятя - Саши навестили Ирину. У Вали была привычка вновь прибывших мужиков в семью Кузнецовых испытывать на прочность. Ирина их представила друг другу. 
  - Посмотрим, какой он твой интурист - мужик, - ехидно сказала Валя. 
  - Саша достань нашу огненную воду. 
  - Оставь, ради Бога, Валя оставь его в покое. Они же кроме вина ничего не пьют. Твоего самогона он в жизни не видел, - это напиток для русских желудков. Итальянец не понял о чем идет речь. Но Валя уже наполнила рюмки. 
  - Давай Сережа за знакомство. Ты все - таки нам родня, живешь с нашей сестрой. Сержу показалось, что он внутрь налил, горящую лаву. Быстро закусил огурцом. Итальянец догадался, что его испытывают на прочность. Валя снова наполнила рюмки. Все молча смотрели, как проходит испытание. Итальянец держался, было видно, что ему тяжело. Но ему не хотелось перед женщинами ударить лицом в грязь. Валя все наливала, и наливала. Ему показалось, что эту русскую женщину ничего не берет. Сержо поднял очередную рюмку ничего, не сказав, вышел из кухни и рухнул на диван. 
  - Крепкий мужик, - сказал Саша. Налил чуть самогона на стол и чиркнул спичкой, мигом он превратился в лазурный пламень.- Градусов 90 есть. 
  - Издеваетесь над человеком. Не дай бог что-нибудь с ним случится, посольство Италии потом меня в покое не оставит. Пить самогон - это для наших русских обычное дело. У каждого народа своя кухня. Если вас пригласили бы во Францию, и заставили, чтобы ели лягушек, чтобы тогда сделали? 
  - А между прочем, лягушки очень неплохая закуска, надо под нашу самогонку попробовать. Да, Саша? 
  Ирина, Зоя, Лида скривили лица, как - будто сами попробовали лягушек. 
  - Что искривляете свои морды? Свинья, целыми днями не выходит из грязи и питается только грязью, она вам мила, а бедная лягушка чистое существо не выходящая из воды, вам противна... 




              Хабиб Саид  апрель 2007   - май 2008 гг.     Исфара - Кувандык



                      

.