Последние похождения Дон Жуана


                                                                       (рассказ)


                                                                                 

     Виталий Андреевич Самохвалов был страстным любителем крупных женских форм. После того как он потерпел полнейшее фиаско на партийной работе, его с почетом перевели на хозяйственную работу. Он руководил огромной птицефабрикой и среди большого женского коллектива чувствовал себя, как петух среди своего огромного гарема. 




Он сразу положил глаз на учетчицу Раису Мельникову, красивую полную женщину. Виталий Андреевич не любил ездить с шофером и сам водил машину. Раису он часто возил с собой, то на юбилей птицеводов, то пожарников, то парикмахеров, то лесников…
Подруги предупреждали ее: - «Будь осторожна, это старый кабель получит все, а ты останешься с носом. Наш петух пол района затоптал, ему все мало…» А Раиса загадочно улыбаясь, отвечала – «Посмотрим…»
      
Каждую субботу Виталий Андреевич с друзьями парились в бане, общались, выпивали. Он любил рассказывать друзьям о своих любовных похождениях подробно и приукрашивая. Хотя с Раисой Мельниковой пока ничего не получалось, но он уже заранее в деталях описывал предстоящую победу.
Николай Пасечник, спокойно тянувший пиво, вдруг спросил.
- Случайно твоя Раиса раньше не работала в стройцехе?
- Да, работала…
- Тогда у тебя с ней ничего не получится.
- Почему не получится, что она английская королева что ли?
- Не расхваливай себя, ты еще ее не знаешь…
Друзья долго спорили. Спор завершился заключением пари. Если Виталий Андреевич уложит Раису Мельникову в свою постель, то Николаю Пасечнику придется ставить компании ящик водки, если нет, то ставить Виталию Андреевичу.
Местный Дон Жуан обычно проводил свои любовные встречи в березовой роще, а зимой - на даче. Николай Пасечник, Юра Артамонов предварительно договорились с ним, что они в малозаметном местечке будут ждать его. Если он привезет Раису и проведет с ней более двух часов, то он выиграл пари, если нет, то ему придется ставить ящик водки.
Наконец наступил назначенный день. Друзья открыли бутылку «Столичной» и ждали приезда «влюбленных». Наконец, на опушке леса показался ГАЗ – 24. Рядом с Виталием Андреевичем сидела красотка птицефабрики Раиса Мельникова.
- Николай, ты проиграл, готовь ящик водки…
- Погоди, ты еще Раису не знаешь.
Время шло медленно, как будто оно остановилось. Оба молча пили, закусывая луком и черным хлебом. Водка не шла, она не могла изгнать монотонную скуку долгого ожидания. Вдруг поднялся страшный крик. Абсолютно голый мужчина выбежал из леса и с ходу бросился в пруд. Его крик, смешанный с матом не прекращался ни на секунду. Наконец до них дошло, что в пруду их друг Виталий Андреевич. Увидев своих секундантов, он послал их подальше.
А возле машины хохотала Раиса Мельникова.
- Что ты наделала с ним?
- Он сам вам потом подробно расскажет… Сколько семей распались из-за этого недорезанного петуха …
После страшного позора на фронте любви Виталий Андреевич старался не показываться на людях. Целыми днями сидел дома ни с кем не разговаривал и на звонки друзей не отвечал. Полина Самохвалова всем говорила, что муж от перезагрузки на работе чуть инфаркт не получил. – «Бедный, день и ночь думает о работе, о благе народа…»
Истина неожиданно вышла наружу. О последнем «подвиге» главного петуха птицефабрики Раиса рассказала Татьяне Малыгиной близкой подруге, и через нее новость, как молния распространилась по городку. Оказалось в тот злополучный день после того как выпили и готовились к любовным играм, Виталий Андреевич начал хвалиться, какой он великолепный любовник. Раиса сказала, что у нее есть волшебный крем, который она по блату достала из обкомовской аптеки, он укрепляет и усиливает потенцию мужика. Даже сам первый секретарь Михаил Кузьмич перед встречей с лучшими доярками области часто заказывает этот волшебный крем. Виталий Андреевич обрадовался, выдавил из тюбика большую порцию волшебного крема и с радостью стал наносить его… Вдруг все стало страшно гореть. Он кричал, матерился, и, как горевший при пожаре бежал в сторону пруда. Оказывается, волшебный крем Раисы был обыкновенной перцовой мазью.
По городку зеваки и недоброжелатели Виталия Андреевича пускали разные небылицы. Одни говорили, что Раиса серной кислотой полностью обожгла дорогой орган своего директора, а другие говорили, что орган его до такой степени распух, что его не отличишь от третьей ноги, и жена специально заказала Виталию Андреевичу брюки с тремя ногами. Другая часть говорила, что он лежит в травматологии, врачи загипсовали его орган и веревкой закрепили на потолке. Со всего района жены приводили гулящих мужей и, показывая на него, приговаривали, что если они не прекратят охоту за чужими юбками, то всех кобелей ждет такая же страшная участь…
Виталия Андреевича по состоянию здоровья досрочно отправили на пенсию. Первый секретарь райкома Блинов потребовал, чтобы он немедленно положил партбилет на стол;
- Не для того мы тебя отправляли в партшколу, чтобы ты позорил нашу партию… Если мы тебя назначили директором птицефабрики – это не значит, что ты, как петух, должен топтать своих работниц...
А мужики часто подшучивали над ним. «Ну, как, Виталий Андреевич, пари выиграл? Когда ты угостишь своих друзей выигранной водкой?...»
Жить в городке стало невыносимо. Дети давно жили в областном центре. Виталий Андреевич с женой перебрались в свою глухую родную деревушку Николаевку. После смерти родителей отчий дом был заколочен, иногда летом дети с семьями проводили свой уик – энд там.
Теперь, живя в родительском доме Виталий Андреевич, часто рассказывал соседям как трудно живется ответственным работникам. Двадцать четыре часа в сутки - в совещаниях, в поездках. Днём и ночью думаешь о благе трудового народа, и ни о какой личной жизни... Земляки по вечерам, сидя на лавке возле магазина, где обычно встречали стадо, часами слушали рассказ знаменитого односельчанина, бывшего партийного работника, удостоившегося родиться в их скромной деревушке. Виталию Андреевичу было всего 56 лет, однако все старики к нему обращались по имени отчеству. Он и в деревне не бросил привычку носить галстук и шляпу. Он радовался, что его здесь помнят и уважают. Иногда упрекал себя и считал что после позорного казуса срочно надо было перебираться в отчий дом, чем слушать в городке ехидные насмешки недоброжелателей. Здесь спокойно и тихо, никто не знает, почему его так рано отправили на пенсию.
Все шло мирно и спокойно. Муж и жена радовались деревенской жизни.
Осенью с Актюбинска вернулся Михаил Степанович Дробышев. Почти все лето он гостил у старшего сына. В деревне его уважали и в то же время боялись. Все что думает он о человеке, прямо в лицо ему говорит. Для него не имеет значения, кто перед ним - первый секретарь райкома, начальник милиции, председатель колхоза или обычный человек. Во время войны его полк попал в окружение и только с двенадцатью бойцами они выбрались, живыми из кольца немецкой армии. Полковника Дробышева разжаловали до рядового и отправили в штрафной батальон. Пройдя ад штрафбата, он закончил войну званием капитана. После войны вернулся в родное село и до выхода на пенсию работал завгаром, механиком, мотористом, трактористом, комбайнером. И стар и млад колхоза щебетали, когда дядя Миша сделал замечание первому секретарю райкома Худякову. В разгаре жатвы вдруг на полевом стане в сопровождении огромной толпы инструкторов, начальства различных организации района появился Худяков. Он любил держать окружающих на расстоянии от него исходил какой - то отталкивающий холод. Он начал свою монотонную речь о международной обстановке. Все присутствующие делали вид, что внимательно слушают лидера коммунистов. Михаил Степанович, стоявший в первых рядах, вдруг произнес:
- Сынок, ты хотя бы снял свою шляпу. Перед тобой стоят люди, и ты тоже вышел из недр народа. Твой отец был простым скотником, а ты ведешь себя как будто с неба спустился к нам грешным. Даже Сталин, перед которым весь мир дрожал, когда простолюдины заходили к нему, он с места подымался...
Начальство и колхозники оцепенели от внезапной выходки Михаила Степановича. Все смотрели друг на друга. Худяков был в замешательстве, смотря по сторонам, сказал:
- Простите товарищи... И шляпу снял. Инструкторы стали наезжать на председателя, что его люди не соблюдают субординацию. Он им сказал, - если сможете, говорите ему в лицо, он вам не колхозник, или алкаш, а боевой офицер, прошедший пекло штрафного батальона ...
Михаил Степанович, когда первый раз встретил Виталия Андреевича, сказал: - что Валеру на старости лет к родным пенатам потянуло...
Целую неделю он слушал и смотрел, как земляки около Самохвалова любезничают, лебезят. Он неожиданно спросил: «- Валера, вот ты работал на больших должностях, все знаешь. Уже второй год наша армия воюет в Афганистане. Из семьи Брежнева, Андропова, Устинова, Громыко, или из их окружения хотя бы кто – нибудь там сражается?»
- Не знаю... Может кто – нибудь участвует...
- Ни кто из родных наших руководителей там не воюет. Зачем позорить армию, которая выиграла вторую мировую войну, направляя ее мощь против безоружных афганцев... Когда мы подключаемся в авантюрах устроенных чужими руками, всегда неизбежно проигрываем. Недавно в Актюбинске только с одной улицы привезли пять гробов. Непонятно, за что эти восемнадцатилетние мальчишки жертвовали своей жизнью, там абсолютно чужая страна, чужой народ, чужая культура. Тогда спрашивается, что мы там потеряли, или земли у нас мало, пол страны абсолютно пустая, все эти жертвы ради чего?...
Виталий Андреевич начал объяснять, что, мол, если мы не зашли бы в Афганистан, то непременно туда вошли бы американцы...
- А эта хитрая уловка американцев. Наверно мы братцы на долго сели в афганской трясине, сейчас американцы всесторонне помогают афганцам, вымотают нас основательно, и наберут в мусульманском мире нужные очки, для защиты ислама от неверных и кровожадных коммунистов. А измотанный Советский Союз афганской войной сам распадётся, и все лавры достанутся американцам...
- СССР никогда не распадется. Мы самая мощная держава планеты. Еще на свете не появилась сила, которая смогла бы свергнуть нашу великую державу...
- Это все красивые патриотические лозунги, не более. Виталий Андреевич, ты думаешь, на обмане, лжи, очковтирательстве можно долго держать 250 миллионную империю, состоящую из людей разных народностей и разной веры? Разумеется, нет! Вот ты ученый человек, объясни мне, обычному пенсионеру, бывшему колхознику, как штабной полковник, неизвестный во время войны, вдруг после 25 – 30 лет завершения войны, становится четырежды Героем Советского Союза, Маршалом Советского Союза, получив орден Победы и день Победы будет отмечать, как собственный праздник. А искусственно раскручиваемая слава Малая Земля, затмила славу Сталинграда и Курской дуги ...
- Роль Леонида Ильича для нашей победы над фашизмом огромна, она просто не была отмечена в свое время руководством нашей страны...
- Ты выкладываешь всё лозунгами, от этого сущность проблемы не меняется, ваше очковтирательство, низкопоклонство, раболепство, и идиотическая политика сгубят нашу страну. Сейчас на дворе 1981 год, если такая идиотская политика будет продолжаться, то через 10 – 15 лет от Советского Союза ничего не останется...
- Михаил Степанович, ты чересчур краски сгущаешь. Ничего не случится. У нас самая мощная трехмиллионная армия...
- Распад страны ты ничем не сможешь остановить, солдаты не будут же стрелять по родным людям ... Нам нужны полноценные кадры, которые душой и телом заинтересованный в расцвете этой страны, а никуда негодные нынешние кадры, которые сейчас через подхалимаж, через протеже поднялись на верх, ради своих выгод. Им плевать на судьбу страны и социализма, думают только о собственном благополучие и интересы своих земляков. Леонид Ильич притащил весь Днепропетровск в Москву, и они со своими куриными мозгами управляют огромной страной. Подбор кадров методом кумовства, землячества погубит всё до основания...
- Михаил Степанович, вы абсолютно не знаете о методе подбора кадров, а рассуждаете, как крупный специалист по подбору кадров...
- Что, мне простому смертному рассуждать, и так всё на виду у всех. Вот например, возьмем тебя, Валера - простой деревенский парень, закончил сельхозинститут, работал агрономом, стали выдвигать тебя по партийной линии, работал в райком партии, потом отправили на учебу. После партшколы работал на разных должностях. Всюду думал об одном, как больше хорошеньких баб уложить в свою постель, ведь жизнь коротка, от нее надо брать побольше. Николай Алексеевич Блинов, добрый человек, подумал, зачем портить жизнь человеку, пусть на птицефабрике поработает, может быть исправится. И там тоже доверенный кадр райкома, стал заботиться о своих постельных делах. Но там нашлась смелая русская баба, и она так отомстила за погубленную жизнь двоюродной сестры, что весь район узнал о позоре надежного кадра райком партии... И наш первый секретарь обкома – Михаил Кузьмич тоже, как озабоченный кабель, часто организовывает семинар для доярок, библиотекарш, разных вышивальщиц, чтобы красоваться перед женщинами... тоже мне лидер коммунистов области. Неужели вы думаете за такими кадрами и горе руководителями народ пойдет? Никогда! Когда мы в окопе, в грязи, слякоти и стуже лежали, нам обидно не было, мы знали, что старший сын Сталина в плену, а младший и его приемный тоже дерутся на фронтах...
Воцарилась абсолютная тишина. Все старались не смотреть друг на друга. Делали вид, как будто ничего не случилось. Тишину снова нарушил Михаил Степанович:
- Валера, ты не обижайся на меня старика. У меня такой характер. Что думаю о человеке, говорю ему в лицо. Что ты за коммунист, если боишься критики. Некоторые, когда ты здесь, перед тобой угодничают, когда ты уходишь, начинают лить грязь в твой адрес... я так не могу...
После этого инцидента Виталий Андреевич редко появлялся на людях. Большую часть времени сидел дома. Он понял, бежать некуда, везде ждет молва о его позоре. Он больше не интересовался женщинами. Теперь ему было достаточно его Полины.
    А Раиса Мельникова, после постельного конфликта стала героиней среди женщин. Женщины болтали, как она безжалостно отомстила за двоюродную сестру. Пышную красивую Наталью обольстил Виталий Андреевич, ее семья распалась, суд девочек оставил отцу, а родители и родня ее избегали. Писанная красавица – Наталья, как роза, попавшая под внезапный снег, незаметно увядала, потихоньку превратившись в алкоголичку. Однажды соседки нашли ее мертвое тело, валявшееся на полу.
   Раису выбрали председателем женсовета птицефабрики. Донжуаны избегали ее, но она жила счастливо со своим мужем.
 

                     
Хабиб Саид  Май 2005 г.   Кувандык - Южный Урал